Advertising
Новости
К списку новостей

10 Сен 2011
Кто поддержит Россию в Средиземноморье?

В начале сентября нынешнего года Турция заявила об участии в размещении натовского радара на своей территории в рамках проекта «ЕвроПРО». Эта новость поставила немало острых вопросов и перед российской внешней политикой. Растущая активность НАТО в Южной Европе вызывает особую тревогу хотя бы в силу географических причин, не говоря уже о геополитических. В первую очередь речь идет о стремительной интернационализации Черного моря — традиционной сфере российских интересов. С другой стороны, в последние годы Анкара и Москва поступательно развивали двусторонние отношения, и сегодня такой геополитический «подарок» со стороны Турции выглядит далеко неоднозначно. В этой связи возникает вопрос, есть ли у Москвы в южной части Европы надежные партнеры? Если же о союзниках пока говорить не приходится, то в данной ситуации однозначно возрастает роль Кипра, как стабильного партнера. Доброжелательные межгосударственные отношения Кипра и России получили новый импульс после президентских выборов 2008 года, когда убедительную победу во 2-м туре одержал Димитрис Христофиас, с 2001 года возглавлявший кипрский парламент. Некоторые политики продолжают рассматривать этого политика как коммунистического лидера. Однако в реальности Прогрессивная Партия трудового народа Кипра (АКЕЛ) давно отказалась от «махровой» марксистской идеологии и отстаивает социал-демократические идеи в их традиционном понимании. Формально, в январе 2009 года генеральным секретарем АКЕЛ избран А. Киприану, но Д. Христофиас сохранил значительное влияние на внутрипартийные дела, что неудивительно: он возглавлял организацию с конца 60-х годов XX столетия. Действующий президент давно симпатизирует России, положительный образ которой для него сложился еще в период обучения в Москве, в Академии общественных наук при ЦК КПСС, где он защитил диссертацию и получил степень кандидата исторических наук. В  своих публичных выступлениях Христофиас всегда способствует последовательному формированию позитивного образа России, которую рассматривает важным стратегическим партнером. Подобный подход к двусторонним отношениям представляется исключительно важным, поскольку Кипр является перспективным экономическим партнером, входящим в структуру ЕС. Кроме того, стратегическим интересам России отвечает и то, что Христофиас имеет принципиальную позицию, согласно которой Кипр не будет вступать в блок НАТО и продолжит политический курс, сформировавшийся в период недавнего членства в Движении неприсоединения. В частности, Кипр решительно осудил силовые акции международной коалиции в Ливии , а также наметившиеся стремления некоторых европейских лидеров провести аналогичную операцию в Сирии. Некоторые оппозиционные кипрские газеты прямо заявляют о том, что по Ливийскому и Сирийскому вопросам Христофиас придерживается промосковской позиции, существенно отличающейся от соответствующих установок ЕС, в котором Кипр будет председательствовать с середины следующего года. Наконец, Христофиас недавно поддержал глобальную инициативу президента Медведева о системной переоценке сложившейся системы европейской безопасности, одновременно критикуя деструктивную позицию других членов ЕС. С действующим президентом местные жители связывают серьезные надежды на окончательное урегулирование затянувшегося греко-турецкого конфликта, разделившего единое государство на две обособленные части. Христофиас занимает конструктивную позицию, рассчитывая путем последовательных переговоров убедить нынешнее руководство непризнанной республики Северного Кипра начать интеграционные процессы. Отправной точкой для объединительных тенденций он считает экономическое взаимодействие, которое базируется на реальной общности основных направлений хозяйственной деятельности. Разделенные миротворческими силами ООН греческая и турецкая общины успешно развивают туристическую инфраструктуру, определяющую высокий уровень жизни местного населения. По обоснованному мнению Христофиаса возможная интеграция экономических потенциалов может поднять Кипр на качественно новую высоту в мировой хозяйственной системе, одновременно способствуя государственной консолидации. Следует выделить также и то существенное обстоятельство, что Христофиас отводит России важное место в комплексном урегулировании кипрской проблемы, полагая, что реальное значение российского участия не уступает аналогичным возможностям не только США и Великобритании, но и двух других важнейших игроков — Греции и Турции. В целом необходимо признать, что в лице Христофиаса Россия имеет надежного партнера, разделяющего геополитическую идеологию российской правящей элиты и стремящегося вывести двусторонние отношения на качественно новый уровень, как в политической, так и в экономической плоскостях. Очевидным проявлением подобной позиции стал существенный рост российских инвестиций в различные сферы кипрской экономики, прежде всего в строительный бизнес и туристическую инфраструктуру. В политическом измерении дружественные отношения с кипрским руководством могут в обозримой перспективе стать важным фактором российско-турецкого диалога, осложненного в последнее время неоднозначными заявлениями официальной Анкары о возможном вступлении в европейскую систему ПРО. В начале 2013 года Христофиасу предстоит серьезное испытание, связанное с участием в очередных президентских выборах, на которых он столкнется с мощным конкурентом в лице признанного лидера «Демократического союза»  (ДИСИ) Никоса Анастассиадиса. В ходе недавней парламентской кампании ДИСИ незначительно опередила АКЕЛ по общему числу голосов и полученных депутатских мандатов, что предвещает серьезную борьбу за президентское кресло. Следует учитывать также и то серьезное обстоятельство, что Никос Анастассиадис является не менее харизматичной фигурой, чем действующий президент, а потому способен привлечь потенциальных избирателей различной политической ориентации, недовольных наметившимся экономическим спадом и стремящихся к более тесному сотрудничеству с европейскими институтами. Однако Христофиас имеет серьезные шансы на очередной успех, главным фактором которого может стать существенный прогресс наметившегося конструктивного диалога турецкой и греческой общин, способного в обозримой перспективе привести к позитивному решению одной из крупнейших геополитических проблем в средиземноморском регионе. В статье использовались тексты с  портала ПОЛИТКОМ.RU