Интервью с Лилией Сабитовой, посвященное Майе Плисецкой
Новости
К списку новостей

2 мая 2015
Интервью с Лилией Сабитовой, посвященное Майе Плисецкой

north-cyprus-st-illarion-1020x500

2 мая не стало великой балерины Майи Плисецкой — уникального человека и непревзойденного профессионала. Эта смерть стала неожиданностью и потрясла многих. Прима-балерина Большого театра, в труппе которого она была с 1943 года, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», почетный гражданин Испании… Перечислять все награды и премии можно долго. Майя Плисецкая раздвинула границы классического балета. Недосягаемой и фантастической кажется вся ее жизнь. Постановки с ее участием гремели по всему миру: «Конек-Горбунок», «Анна Каренина», «Чайка» и многие другие. Зритель страстно желал видеть ее на сцене. С каждым ее выходом чувствовались непередаваемая энергия и полная самоотдача своему ремеслу. Только «Лебединое озеро» она станцевала более 800 раз. Практически 60 лет великая балерина была на сцене, что немыслимо для балета в принципе. В своем танце она не терпела повторов и всю свою жизнь находилась в творческом поиске.  Многие отмечают, что молодость в ней жила вечно…

Весь мир скорбит об этой утрате. Кипр не стал исключением. Здесь тоже живут почитатели ее искусства и коллеги по цеху. С одной из них, Лилией Сабитовой, балериной и заслуженной артисткой России, встретился наш корреспондент. Вместе со своим мужем, Станиславом Власовым, Лилия Сабитова живет и занимается постановками балета на острове.

– Как эту печальную новость восприняли вы сами, и как отреагировало балетное сообщество на такую утрату?

– Мне позвонили из Москвы коллеги по цеху и сообщили об этой колоссальной утрате. Я сразу сказала Славе. Он очень сильно расстроился. Все расстроились, потому что вместе с Майей ушел целый мир балета. Плисецкая была грандиозная фигура, масштабная по своей значимости и никого даже рядом с ней поставить нельзя. Личность, действительно, легендарная и гениальная!

– В чем лично для вас выражалась гениальность Майи Плисецкой?

– Прежде всего во внутренней свободе, которая была у нее. И тот огромный талант, которым она обладала, раскрывался полностью благодаря этой внутренней свободе. Эта свобода в творчестве давала ей делать какие-то невероятные новаторские вещи очень смело и ярко. Даже в общепринятых классических партиях таких, как «Дон Кихот» и «Лебединое озеро», она выходила за рамки классического академизма, вылетала на сцену вихрем и сразу захватывала зал. Захватывала именно тем, что была не выученной академической балериной с абсолютными правилами, которая знала, где у нее стопа, где нога, как пройти по сцене, она могла и с пятки пройти, но во всем этом были глубокая органика, искренность и такой полет, что это сразу завораживало. В этом и была ее магия. Ни одна, пожалуй, балерина не была столь смелой в творческом выражении.

Это была стихия. Майя великолепная классическая балерина и великая современная балерина. Это не всем дано. Балет очень сложное искусство и люди с утра до вечера пропадают в балетном зале. Они настолько выжаты многочасовыми занятиями, что не хватает сил интересоваться чем-то помимо, узнавать что-то новое. У Майи этого не было, она многим интересовалась и многое успевала. Те гастроли, которые мне посчастливилось провести вместе с ней, меня поражало, что она не только занималась классом, хотя была уже в преклонном возрасте, но и репетировала со мной, подсказывала какие-то очень важные вещи. Помимо, успевала сбегать в магазин и купить какую-нибудь модную кофточку, а после пройти королевой перед раздевалкой наших молодых мальчишек и спросить: «Ну как я выгляжу?». Это было здорово, и это восхищало меня. В ней женщина не умирала никогда. Никакой возраст не убивал в ней женщину — это большая редкость.

– Как состоялось ваше знакомство с Майей Плисецкой?

– У меня был педагог из Большого театра Ирина Тихомирнова. Ее муж, Асаф Мессерер, родственник Майи. Я иногда занималась у него в классе. Bот там я впервые и познакомилась с ней. Она подарила мне свои туфли, которые до сих пор хранятся у меня в Москве. Уже более близкое знакомство у нас произошло на гастролях в Аргентине. У нас было много разных гастролей. На них, благодаря моему мужу, мы и сблизились, организовав позже совместные гастроли. Эти гастроли и то время, которое мы провели вместе, стали самым ярким впечатлением от общения с Майей. Представьте, где-то вдруг заиграла музыка, совершенно не балетная композиция, а Майя сразу начинала импровизировать и танцевать. Так это было здорово и органично. Редко кто из балетных танцует на каких-нибудь вечеринках, а вот Плисецкая делала это с огромным удовольствием. В ней были необыкновенная энергия и любовь к жизни. В ней молодость была вечной!

Полную версию интервью смотрите на видео.