Загадочная «Панагия ту Синти»
Туризм

Загадочная «Панагия ту Синти»

Посещение бара не предвещало ничего необычного, как вдруг…

Началась эта история в маленьком кипрском баре. Стойка и два столика. Все сделано из того, что под руку попалось. Из примечательного, пожалуй, только стены этого заведения, которым больше двух веков. Прямо посередине этого помещения – дыра, в которой под стеклом расположены декоративный столик, бутылка вина и стаканы.

Панагия ту СинтиПозже нам объяснили, что владельцы нашли этот колодец случайно, когда делали ремонт. Глубиной он около 4 м. Место это было непростое — древний туалет. Хозяева долго думали, что же делать с этим памятником истории и решили… разместить в нем запас на черный день. Хороший тайник, отметили мы… Со вкусом сделан.

Расположившись рядом, мы начали налаживать международный культурный контакт: травили байки про жизнь в общем. Бармен заботливо подливал вино, подавал легкие закуски, не забывая, впрочем, и себя угостить.

Надо добавить, что бар все же не совсем обычный. Затерянный в переулках старого города, он один из тех, что, если даже захочешь специально — не найдешь. Только если наткнуться случайно, праздно шатаясь. Именно так и был он открыт нами.

На улице было промозгло, а холодный ветер пробирал так, что теплая одежда сильно не спасала. Но здесь мы сидели в тепле. Разговор, подогретый «градусом», был задушевный. Хотя, несмотря на природу и погоду, спустя час мы уже собирались уходить. И тут бармен достал из-под стойки зиванию — местный самогон. «Подождите немного, я хочу вас угостить и кое-что рассказать», — таинственно произнес он.

Мы согласились остаться еще немного, и он вновь вернулся к нам за стол со словами: «А хотите действительно потеряться? Я знаю об одном месте, куда стоит съездить». Мы улыбнулись: «Действительно! Почему бы не потеряться?» Внутри нас проснулись «великие путешественники» …

Планов на следующий день особых не было, и мы стали охотно слушать и обсуждать детали предложенного нам предстоящего путешествия. Речь шла о посещении старой полузаброшенной церкви, у подножья которой протекает река Синти. Где-то в долине, между каких-то гор.

Внимательно выслушав рассказ, мы решили, что так тому и быть. Поскольку вернулись домой поздно, речи о раннем выезде уже быть не могло: поездка требовала некоторой подготовки.

В поисках загадочного монастыря

Панагия ту СинтиСначала я засел за карты в поисках того самого загадочного монастыря, имя которому «Панагия ту Синти». То ли имели место трудности с переводом, то ли мистическое совпадение, но на моих картах это место никак отмечено не было. И я решил, что мы доедем до деревни Panagia, а там уж разберемся, где искать все остальное.

Около двух часов пополудни мы сели в машину и отправились на встречу приключениям, прихватив немного вина, сыра и свежих овощей. В общем взяли все, чтобы комфортно «потеряться». Уже в дороге много шутили: мол, даже если не найдем эту церковь, то остановиться можем прямо на обочине и устроить пикник. Кипр настолько красив и интересен, что с нашими запасами в любом месте можно хорошо провести время.

И вот мы свернули с основной дороги и начали свой подъем. Узкая горная дорога с большим количеством камней петляла как змея. Сказался дождь, который поливал несколько дней.

Кое-где дорожное полотно было разрушено из-за просевшего грунта. Очень скоро на обочинах появился снег. Так потихоньку мы добрались до населенного пункта Panagia. Из-за большого количества поворотов и съездов на горные тропы стало ясно: без помощи местных жителей нам не обойтись, и мы сделали остановку у небольшого кафе.

Заказав чашку кофе, начали расспрашивать хозяев заведения. Как оказалось, мы промахнулись на восемь километров горной дороги и никакого отношения данный городок к искомому монастырю не имеет. Пришлось разворачиваться назад. Ориентиры теперь были более четкими, хотя петляющая из стороны в сторону дорога пыталась нас убедить в обратном каждым своим поворотом.

Панагия ту СинтиНа подъезде к городку Pentalia мы, наконец, увидели долгожданную табличку с надписью Panagia Tou Sinti. Повернув, мы въехали в деревню, изрядно потрепанную обвалами. Дома вроде и не заброшенные, но нет ни людей, ни припаркованных машин на улицах. Некоторые из зданий погребены под завалами — лишь оконные рамы торчат из под камней, как символ того, что природа не намерена нас терпеть, когда мы так дерзко стараемся ее изменить.

Дальше наша дорога свернула на горную тропу. Надо отметить, что наш автомобиль — совершенно обычный седан без какой-либо спецподготовки. Поэтому, как только мы налетели на первый крупный камень, пришлось сделать остановку, чтобы проверить наличие повреждений. Машина была цела, но запах раскаленных тормозов ударил в нос сразу, как только мы открыли двери.

В чем-то этот ошибочный маневр заставил нас собраться и задуматься, как вести себя дальше. Мы молча стояли у тропы, которая стремительно уходила вниз. На ней ни разъехаться, ни развернуться. Пришлось подождать, пока тормоза придут в порядок. А впереди на горизонте виднелся заснеженный Тродос (Троодос).

Этот маршрут туристическим не назовешь. Автобусу здесь не проехать. Да и на простой машине еще 10 раз подумаешь: а стоит ли соваться вообще. О дальнейших поисках речь могла идти в случае или таких «залетных» как мы, или искушенных путешественников, которые знают точно, что они ищут.

Панагия ту СинтиГрунтовая дорога продолжается, и мы спускаемся по ней на первой передаче. Двигатель греется, но тормозам явно легче. Много «слепых» поворотов — за одним из них встречаем стадо коз, которые щиплют траву и почти не обращают на нас никакого внимания.

Беру камеру и начинаю фотографировать. В объектив попадает пастух, спешащий скрыться за пригорком. На общение этот человек явно не настроен, что показалось мне довольно странным. «Гостеприимное местечко. Еле нашли его, а нас тут особо и не ждут», — подумал я про себя.

Но сверху уже видна река Синти. Она разрезает долину пополам. Начинался закат. Солнце скрылось за ближайшим к нам склоном, и теперь в его лучах остаются лишь некоторые из вершин напротив нас. Сама долина осталась в тени и трудно различить невооруженным глазом, что находится в ней. На помощь вновь приходит фотоаппарат, а точнее — его оптика.

Архитектурное чудо в природном интерьере

Панагия ту СинтиВдоль реки много камней. Да и само пространство внизу ровным не назовешь. Все изрезано водой, которая устремляется с горных склонов после каждого дождя. «У Бога нет прямых линий», — вспомнилась мне чья-то фраза.

Сначала еле различаясь в общем пейзаже, постепенно угадываются характерные очертания, а затем становятся зримыми каменные стены той самой церкви. С высоты она кажется крошечной. Словно замок, сделанный детьми из песка на пляже. Хочется поднять его на ладони и разглядывать окна и арки.

Церковь прекрасна в своей лаконичности — ничего лишнего.

Знакомясь с церковным зданием, понимаешь мудрость и искусство древних строителей, работавших в столь труднодоступной местности. Тяжело представить себе ту силу веры или воли, которая помогла создать это строение в том самом месте, к которому и сейчас-то пробраться нелегко.

Впрочем, информации о создании этой церкви и монастыря в истории сохранилось крайне мало. Но есть вполне прозаичная, в духе 13 века, легенда. Согласно ей, заказ на строительство этого объекта получил один из архитекторов. У него не было ни времени, ни сил заниматься проектом и он перепоручил работу своему четырнадцатилетнему ученику. Тот охотно взялся за задание и уже совсем скоро все построил. После увиденного необычного по своей красоте строения, в учителе проснулась зависть, и, заманил ученика на колокольню, он столкнул его вниз, а авторство присвоил тем самым себе.

Панагия ту СинтиЗа всеми этими рассуждениями мы почти спустились к реке, а точнее к одному из ее каналов. До цели оставалось совсем немного. Хотя, если речь идет о горных тропах, то такие понятия, как «немного» и «чуть» очень относительны.

И мы, столкнувшись с необходимостью перехода через реку, крепко задумались: как преодолеть это препятствие? Перспектива переходить ее вброд не воодушевляла никого. Температура воздуха была от силы градусов шесть тепла. Да и то самое вино с сыром, что лежало в багажнике, вряд ли спасло бы нас от простуды. Что сказать, хорошо подготовились…

Но опасения оказались напрасными. За очередным поворотом был каменный мост. Его ширина позволяла переехать речку на машине.

И вот мы уже у ворот Panagia tou Sinti. Начиная обход стены по периметру, там, где позволяют небольшие проемы, я делаю снимки внутреннего двора: каменная мостовая с высокой сухой травой, стопки черепицы, арки, двери под арками…

 

Панагия ту СинтиПанагия ту Синти

Также как и мы, увиденным был потрясен и русский путешественник Василий Григорович-Барский, посетивший это место еще в 1735 году. Он сделал путевую запись: «Монастырь этот, ветхий летами, имеет вид добротного четырёхстороннего здания с просторным подворьем и кельями вокруг, с тремя входами (с востока, запада и юга) и колодцем посреди двора… а также с великолепным храмом с куполом и тремя дверьми (с запада, юга и севера)… снаружи и внутри искусно расписанным…».

Монастырь и музей

Панагия ту СинтиУ меня возникло непреодолимое желание попасть внутрь. При этом я заметил, что мы начинаем разбредаться, как это обычно бывает в страшных фильмах. Это место захватывает каждого из нас.

Толкнув плечом ворота, на которых нет замка, вздрагиваю от резкого шума: мы потревожили местных обитателей — голубей. Они сидят повсюду, прячась в выступах стен.

Дверь так и не поддалась: она закрыта изнутри. Но вскоре мы нашли другой вход.

Прорешина в одной из стен была настолько низкой, что не составило труда перебраться во внутренний двор. Здесь фотографировать гораздо проще. Вот и колодец посреди внутреннего двора, закрытый решеткой. Говорят, что этой церковью продолжают пользоваться для служб и венчаний, но крайне редко.

Чуть дальше я нахожу печь со свежими углями внутри. Оборачиваюсь и начинаю фотографировать окна церкви. Они почти под самым куполом. Затем просматриваю снимки и увеличиваю их. Ничего — только пыль на стекле, лежащая ровным слоем и давно никем не тронутая.

Сама церковь закрыта наглухо и, похоже, также как и ворота, — изнутри. Но мне и так хватает работы. Солнечного света почти не осталось, но я продолжаю фотографировать внутренний двор.

Вдоль стен расположены небольшие помещения с несколькими дверьми. Одна из дверей неожиданно поддалась и со скрипом открылась. Заходим в небольшую комнату, похожую на келью. У стены стоит изрядно потрёпанный временем шкафчик. Повсюду висят схемы здания и репродукции икон.

Это небольшой музей. Тут же в углу стоят две деревянные заготовки — то ли для столешниц, то ли для дверей… Когда выходим на улицу, там уже царит полумрак. За стеной отчетливо слышен шум реки.

Иногда прошлое открывается не сразу…

Панагия ту СинтиПосле несколько утомительного осмотра чувствуешь себя не слишком уютно и хочется поскорее добраться до машины. Уже перелезая стену, я обратил внимание, что на церкви сидит голубь и внимательно за нами следит.

Спустя некоторое время уже в свете фар, стоя у машины, мне подумалось: «Нет. Мы не потерялись. Нам очень вежливо указали на то, кто мы есть — люди совсем другой эпохи и другого времени, вряд ли способные понять тех, кто построил эту церковь и служил в ее стенах.

Это место продолжает жить своей историей — историей далекого прошлого. А нас просто и как-то безмолвно попросили оставить его в покое».

Но, кто знает, может быть, в наших следующих путешествиях это давнее прошлое по-новому откроется нам.